Фото
Инна
Инна
Опросы
Чем вы занимаетесь?
Ваше хобби, бизнес, профессия
 Парусный спорт
 Судомоделизм
 Судомодельный спорт
 Судостроение
Голосовало : 300

Экспедиция "Ра"

Тур Хейердал, Карло Маури, Жорж Сориал, Абдулла Джибрин (Ибн-Гибрин), Норман Бейкер, Сантьяго Хеновес, Юрий Сенкевич - "Ра I" (1969)

Тур Хейердал, Карло Маури, Жорж Сориал, Норман Бейкер, Сантьяго Хеновес, Юрий Сенкевич, Мадани Айт Охани, Кей Охара - "Ра II" (1970)

Маршрут экспедиции "Ра" (на основе схемы из норвежского журнала "Актуэльт")

Условные обозначения: 1 - путь, пройденный экспедицией на папирусной лодке "Ра" из порта Сафи; 2 - путь, пройденный на борту "Шенандоа"; 3 - возможные варианты плаваний древних.

1969 - 1970

Тур Хейердал дважды пытался пересечь Атлантический океан от побережья Марокко до острова Барбадос (3270 миль) на судне, построенном из папируса. При первой попытке "Ра I" (длина 13,7 м) проплыл 3000 миль, но затонул во время шторма. "Ра II" (короче на 3 м) вышел в море на следующий год с командой из 8 человек и успешно пересёк океан за 57 суток. В результате Хейердал сумел доказать одну из своих научных теорий: люди Средиземноморья могли пересечь Атлантику задолго до Колумба и "донести" свою культуру до Мексики и Перу.

"Ра I"

25 мая - 18 июля 1969 года. Свыше 3000 миль.

После путешествия на "Кон-Тики" Тур Хейердал занимался археологическими раскопками на Галапагосах, острове Пасхи и Маркизских островах, а в 1969 г. он организовал экспедицию на папирусной лодке "Ра-1" (названной так в честь бога Солнца), целью которой было продемонстрировать возможность достижения берегов Америки древними народами Африки. Экспедиция завершилась неудачей на полпути, когда из-за дефектов в конструкции построенная в Египте лодка затонула.

Увлечения Хейердала с 1956 г. камышовыми лодками на острове Пасхи, в Перу и Мексике и папирусными лодками в Эфиопии и в Республике Чад не были праздным любопытством. Наряду с опробованным им в 1947 г. бальсовым плотом Хейердал присматривался к камышовым и папирусным конструкциям как к возможным мореходным средствам древних, осуществивших на них миграцию культур, например на камышовых лодках из Перу в Восточную Полинезию, а может быть, и из Старого Света через Атлантику в Центральную Америку, к загадочным ольмекам, чья культура возникла в крайне неблагоприятных для эволюции условиях джунглей и сразу на довольно высоком уровне.

Еще в конце XIX и начале XX века ученые-американисты обратили внимание на параллели в культурно-исторических достижениях народов Старого и Нового Света (хотя бы сходство пирамид Мезоамерики и Древнего Египта). Может быть существовали связи между этими народами?

Всемирно известный шведский историк кораблестроения Бьёрн Ландстрём писал относительно мореходных возможностей древних:

"Многие ученые, отказывающиеся верить, что египтяне, финикийцы и другие древние мореплаватели совершали дальние океанские переходы, указывают на то, что корабли той поры были недостаточно мореходными. Но мы очень мало знаем о кораблях той поры, и во всяком случае известные по Деир-эль-Бахри изображения пунтских кораблей убеждают меня, что египетские суда были вполне мореходны. Другое дело, что вряд ли найдется хоть один современный ученый, который согласится выйти в дальнее плавание на таком корабле." (В. Landström. Vägen till Indien. Stockholm, 1964, S. 22.)

Ученый такой нашелся. Им оказался 54-летний Тур Хейердал. Он решил пересечь Атлантический океан из Старого Света в Новый по наиболее доступному пути.

Такой путь пролегает вдоль берегов Северо-Западной Африки, где идущее с севера Канарское морское течение отклоняется на юго-запад и в центральной части океана переходит в Северо-Экваториальное. Господствующие здесь пассатные ветры тоже дуют на запад-юго-запад. Если даже в поток попадает не корабль, а неуправляемое бревно, его все равно понесет на запад со скоростью 50 км в сутки в Канарском течении и до 100 км в Северо-Экваториальном и выбросит где-нибудь на острова Вест-Индии или даже на полуостров Юкатан в Мексике.

В конце зимы 1969 г. Хейердал закупил в Эфиопии 150 м3 стеблей папируса, что составило 12 т груза, и перевез его к пирамидам, которые возвышаются на окраине Каира.

Папирус - это дикая водолюбивая трава из семейства осоковых, близкая к злаковым, вырастает до 5–6 м высоты. Высушенный на солнце, он становится золотистого цвета и длительное время обладает плавучими свойствами, благодаря пористым тканям, заполненным воздухом. Лишь размочаленный, с разрушенными по всей длине стебля порами папирус напитывается водой и тонет.

Бьёрн Ландстрём на основе подлинных изображений папирусных лодок в древних царских погребениях возле Луксора, а также в древних погребениях египетских жрецов в Саккаре, на берегу Нила, по просьбе Хейердала воссоздал чертеж древнеегипетского мореходного корабля. Так как в самом Египте не сохранилось папирусного судоходства, как, впрочем, и самого папируса (кроме очень незначительных участков), Хейердал нанял в Республике Чад людей из племени будума, профессией которых было строительство папирусных судов.

В течение весны 1969 г. три африканца во главе со своим бригадиром 34-летним Абдуллой ибн-Гибрином и при участии египетских рабочих построили папирусный корабль. При весе 12,5 т вместе с каютой, мачтой, реями, бортовыми и запасными веслами из кедра корабль имел длину 15 м и ширину 5,2 м, а расчетная грузоподъемность его достигала… 100 т! Хейердал дал этой красивой золотистой ладье имя древнеегипетского бога солнца "Ра".

Правда, чадские кораблестроители привыкли строить папирусные суда для спокойного речного и озерного плавания в пресных водах. По сравнению с древнеегипетскими образцами, где явно видно на изображениях округлое дно и заметно поднятые над гладью моря нос и корма, "Ра" выглядела плоскодонкой, на всем своем протяжении погруженной в воду. Впоследствии это сыграло свою отрицательную роль, ибо были допущены три ошибки - две строителями, а третья экипажем. Строители пытались создать "Ра" по современным озерным образцам - без вздымающейся над водой и загнутой в сторону палубы кормы. Тогда Хейердал вынудил их придерживаться чертежей. Однако в заднюю треть лодки было заложено слишком мало пучков папируса, и она оказалась вместе с загнутой кормой довольно щуплой. В довершение к этому члены экипажа убрали растяжку, идущую от кормового окончания лодки к палубе, и прочность конструкции корабля ослабла, для кормы же это оказалось губительным.

Под бамбуковой каютой строители не постлали дополнительного слоя папируса, который предохранил бы веревки, связывающие пучки папируса. В дальнейшем под ударами волн ерзающая каюта перетерла многие веревки.

Кроме того, уже на старте, в Сафи, когда размещали на палубе грузы, экипаж решил, что место им - вдоль правого, наветренного борта, чтобы широкий парус в сильный ветер не кренил левый борт. Ибн-Гибрин, хотя никогда не плавал в море, интуитивно противился этому решению. И оказался прав: в противоположность обычному паруснику на папирусной лодке наветренный борт должен нести минимальную нагрузку, ибо эта сторона впитывает больше воды. Из-за перегрузки этого борта вещами и под тяжестью воды, поглощенной папирусом, судно получило крен, который так и остался даже тогда, когда груз перенесли в другие места. Между тем притопленный борт оказался вровень с водой и, продолжая принимать удары волн, все более разрушался.

Все это свидетельствовало о том, что современное человечество утратило опыт древних, а члены экипажа лишь новички в папирусном мореходстве.

В соответствии со своими убеждениями Хейердал сам подбирал экипаж "Ра". Кроме плотника ибн-Гибрина, взятого в качестве специалиста по возможному ремонту папирусной ладьи, норвежец пригласил еще пятерых спутников, и все они были из разных стран. Единственный из экипажа профессиональный моряк, ныне инженер-строитель, американец Норман Бейкер стал на борту ладьи штурманом и радистом. Мексиканский антрополог из университета в Мехико, Сантьяго Хеновес исполнял обязанности завхоза. От СССР в экспедиции участвовал врач Юрий Александрович Сенкевич. Итальянский альпинист Карло Маури (среди его предков есть выходцы из Богемии) должен был обеспечить надводную часть съемок документального цветного фильма "Экспедиция Ра", а египетский аквалангист, самый молодой в экипаже, Джордж Сориал - подводную съемку киноленты и подводный ремонт лодки.

28 апреля 497 студентов Каирского института физкультуры потащили "Ра" на канатах по деревянным каткам к автостраде. Затем ее везли автотрайлеры в порт Александрия, а грузовой шведский пароход "Сагахольм" доставил ладью через Средиземное море в порт Танжер и наконец автотрайлеры привезли ее по пыльным дорогам в порт Сафи.

25 мая "Ра" стартовала. На ее пути через океан Хейердал предвидел три опасности: острые скалы Канарских островов, зону бурь после середины маршрута и ураганы в августе в Карибском море. Если лодка благополучно минует две первые опасности, то, пройдя между Малыми Антильскими островами, можно будет решиться на программу-максимум: достичь родины древних ольмеков на южном побережье Мексиканского залива, а не довольствоваться первыми землями Нового Света - островами Барбадос, Мартиника или Тринидад.

Через неделю плавания "Ра" благополучно прошла Канарские острова.

Но судно начало медленно намокать.

"28 мая. Нас заливает на правый борт. Волны идут справа, папирус с этой стороны намокает больше...

7 июня. Лодка ведет себя прекрасно.

8 июня. Кренимся на правый борт и довольно значительно, вся правая половина кормы пропиталась водой, под ногами хлюпает, будто забрел в болото. К тому времени мы уже понимали, что беда не только — и не столько — в размещении груза, — виновата сама лодка, качество ее постройки.

14 июня 1969 г. После завтрака собрались в хижине и долго дискутировали, обсуждали возможные варианты освобождения кормы. Всем ясно, что затопление ее будет прогрессировать. Тур попросил Нормана показать на карте, где мы находимся, и сказал, что, возможно, придется пристать к одному из островов группы Зеленого Мыса, дабы укрепить корму имеющимся в запасе папирусом.

24 июня. Состояние правого борта и палубы неважное. Папирус местами разъехался, очень сильно наклонена вправо кабина, ходить по палубе невозможно только по борту.

29 июня. Не вызывает сомнений, что мы погружаемся больше и больше, хотя и медленно: несомненно также, что мы не сможем затонуть, но что Ра будет затоплен по палубу — это точно.

3 июля. Вода притягивает к себе Ра. Она свободно переливается через правый борт и стоит на палубе озером.

9 июля. Справа рвутся веревки, связывающие папирус, весь правый борт ходит ходуном и грозит оторваться от нас..."

Ю. А. Сенкевич "На "Ра" через Атлантику", ленинград, Гидрометоиздат, 1973

Через пять недель после старта, проделав половину пути между землями Старого и Нового Света, Хейердал доложил главам семи государств, граждане которых составляли экипаж ладьи, о том, что на полуфинише все хорошо.

Нужно сказать, что в этот год активного Солнца море почти не было спокойным. На протяжении всего маршрута лодку, как щепку, бросало среди трех- и четырехметровых волн. От постоянных ударов волн правый борт набряк и опустился, открыв воде путь на палубу. Сильно расшатало, а во второй половине пути притопило корму. Волны били уже в стены каюты, и часть ящиков, на которых спал экипаж, была разбита.

13 июля. Корма и правый борт практически целиком в воде. Вода почти полностью покрывает носовую палубу, и готовить пищу все труднее. Кроме того, Ра деформировался. Срединная его часть выгнулась, борта опустились, корпус вывернулся пропеллером. Сухими (сравнительно!) остаются кусочек палубы на самом носу да часть левой палубы вдоль хижины.

Внутри хижины тоже несладко. Ящики плавают, на них плавают наши постели. Временами, когда приходят особенно большие волны, постели встают на дыбы. Крыша прогнулась, а пол выпятился, и передвигаться по хижине возможно лишь на четвереньках.

Наш корабль почти весь в воде, и напор волн сдерживает только хижина.

14 июля. Потолок хижины еще больше прогнулся, ящики плавают и скрипят, плещет вода, постели извиваются, как какие-то доисторические чудовища."

Для безопасности людей и чтобы отснять достоверный фильм о последних днях лодки "Ра", Хейердал вызвал с острова Мартиника небольшое судно. Встреча в океане должна была произойти в ночь на 14 июля или в середине следующего дня.

Но как раз 14 и 15 июля разразился новый шторм - еще пуще прежних. Одна опора двуногой мачты, покосившись, вспорола крепления папируса с правого борта. Гигантские волны вертели и швыряли папирусный кораблик, а непрерывный ливень довершал разрушительную работу.

"16 июля. Перед ними встала проблема ночлега. Спать в хижине могут Тур и Абдулла, остальные места разрушены. Днем мы пытались как-то собрать ящики и укрепить их, используя куски дерева и пустые канистры, но ничего не вышло, только внутри хижины скопилось множество деревянного и металлического барахла, все это плавает и бъется о стенки.

Жорж и Сантьяго устороились на носу на корзинах, но смогли поспать лишь несколько часов их стало заливать. Я нашел кусочек сухого места на палубе слева, ближе к носу, на канистрах с водой. Накинул на себя брезент, который покрывал хижину, и получилось довольно сносное гнездышко. Правда, я согнулся в три погибели, в бока впивались ручки канистр, шея неестественно вывернута, но хоть сухо. Однако среди ночи проснулся от боли во всех членах и решил посмотреть, нельзя ли прилечь рядом с Жоржем и Сантьяго. Пошел на нос — и застал там бесприютного Карло, который маялся вообще без ложа. Жорж и Сантьяго лежали в совершенно мокрых спальных мешках. Лучше уж корчиться на железе, чем так мокнуть. Отправился обратно, но, увы, на канистрах уже храпел Карло. Норман мучился на плавающих ящиках в хижине, Тур спал, наполовину высунувшись из двери, закутавшись в брезент...

Мы забрались на крышу хижины, Жорж — ближе к носу, я — к корме, и обозревали горизонт. Норман крутил шарманку рации. Карло роздал колбасу и сгущенное молоко — последний наш завтрак на "Ра".

Все вокруг было в диком хаосе, в хижине плескалась вода, плавали доски, медикаменты, пахло аскорбиновой кислотой, только два ящика еще чудом держались, тот, на котором спал Тур, и тот, на котором — Абдулла; газовые баллоны смыло, и в абсолютно чемоданном настроении мы ждали, когда подойдет яхта, и подойдет ли.

Вдруг Норман закричал:

— Я их вижу! Куда вы глядите, там, наверху?!

В моем кормовом секторе ничего не наблюдалось, я обернулся к Жоржу — тот клевал носом. А вдали виднелась белая точка."

Когда 16 июля к "Ра" подошла наконец моторная яхта "Шенандоа", экипаж лодки с трудом держался на ногах.

По распоряжению Хейердала экипаж перебрался для отдыха на "Шенандоа". Позже Хейердал с двумя членами экипажа вернулся на "Ра", чтобы заменить новыми перетертые веревки. Для этого требовались не только надводные, но и подводные ремонтные работы. Когда к ним приступили, стая акул устремилась к ладье, а некоторые из них вертелись всего в полутора метрах от борта. Говорят, что у этих хищниц особое чутье на тонущий корабль и они, в ожидании жертв, всегда оказываются возле гибнущего судна незадолго до трагического финала.

Хейердал не стал ждать этого финала и 18 июля окончательно перебрался с экипажем на яхту.

"Мы ободрали Ра как липку, сняли и перевезли на яхту все, что можно: мачту, капитанский мостик, любую мелочь, годную для музея Кон-Тики, а что не годилось, то полетело в воду."

На "Ра" из двух весел соорудили мачту и поставили парус. Руководитель экспедиции обратился с просьбой к капитанам всех судов, находящихся в океане, не буксировать ладью: быть может, она своим ходом достигнет земель Нового Света. Экспедиция "Ра" по существу была закончена.

"Кстати, потом с Барбадоса самолеты несколько раз летали в район, где остался Ра, пытались найти его, но безрезультатно. Там в те дни прошел ураган, так что, возможно, кораблик был просто развеян по стебельку, — нет, вовремя мы оставили Ра! Мы поступили правильно, благоразумно, не в чем нам себя упрекнуть, нас поздравляли и чествовали, и все-таки..."

Значит ли это, что ученый не доказал своей идеи? Вовсе нет! "Ра" проплыла 5000 км, или около 5/6 маршрута, показав и высокую степень непотопляемости, и высокие мореходные маневренные качества. Пройденный маршрут превышает путь через Атлантику из Европы в Канаду или из Венесуэлы в Нью-Йорк.

И все же...

"В Египте, куда мы прибыли по официальному приглашению, в Каире, после очередного торжественного обеда, Тур вдруг заявил, что хотел бы отобедать еще раз.

Мы собрались в отеле, сугубо своей компанией, и Тур завел речь издалека.

Он сетовал, что фильм, снятый на Ра, не совсем удачен, не хватает кадров с океаном и кораблем, а как было снимать такие кадры, если на Ра отсутствовала надувная лодка? И еще кое-чего на нем не имелось, а то, что имелось, действовало не всегда безотказно, рулевые весла, к примеру, — только теперь вполне ясно, как их делать и из чего. Что ж, путешествие было как бы черновое, мы испытывали судно и самих себя, и, разумеется, испытания прошли прекрасно, но ведь это лишь испытания.

— А что, если я буду строить второй Ра?

Выпалил и взглянул на нас в упор, на каждого, и мы поняли, что он уже все для себя решил, и сколько бы он, продолжая, ни подчеркивал, что разговор теоретический, что как там будет, еще неизвестно, — мы слушали и понимали: суть не в рулях и фильме. С момента, когда мы ступили на палубу «Шенандоа», — пусть до финиша оставались считанные мили, неважно, — с той минуты мы автоматически обрекли себя на новую попытку, потому что эксперимент должен быть чистым, потому что Тур не из тех, кто решает проблемы «в общем и целом».

Норман согласился, и Карло согласился, и Жорж, и Абдулла, и Сантьяго, и я, и сразу условились, что беседа наша до поры секретная, и вроде забыли о ней, жили, как прежде, но семена были брошены. Мы снова становились матросами Ра."

"Ра II"

Сафи - Барбадос. За 57 дней 3270 миль. Скорость - 4-5 узлов.

Итак, путешествие на "Ра-II" было предрешено.

"Ра-II" имела длину 12 метров. Ее связали индейцы племени аймара с озера Титикака в Южной Америке.

В 1970 г. Хейердал предпринял еще одну попытку пересечь Атлантический океан на тростниковой лодке "Ра-2", которую строили боливийские индейцы аймара с озера Титикака. Учитывая опыт прошлогоднего рейса, на этот раз было решено сделать более прочным не только корпус, но и рулевые весла. Четверо мастеров-индейцев и помогавшие им марокканцы работали не щадя сил.

Сначала они сделали из отдельных стеблей папируса две огромные сигары, уложенные в тонкую папирусную циновку, которую сплели так, что концы стеблей были обращены внутрь и сплющены. До того, как их начали стягивать веревками, десятиметровые цилиндры были такие толстые, что без подставки до верху невозможно было дотянуться. В проходе между ними сделали в ту же длину третью, гораздо более тонкую сигару, к которой они должны были крепиться.

Эта операция проходила так: длинными, в несколько сот метров, веревками связывали тонкое папирусное веретено с толстыми, сначала с одним, потом с другим, спиральной вязкой так, что веревки не соприкасались. Когда индейцы все вместе стали натягивать обе веревки, толстые сигары все ближе подтягивались к тонкой, в конце концов, сомкнулись, и она совсем скрылась, образовав как бы незримую сердцевину.

Получился нерасчленимый, словно литой, корпус без узлов и перекрещивающихся веревок, оставалось только удлинить веретена с обоих концов, чтобы нос и корма изящно загнулись вверх. Затем добавили по бокам еще по толстой папирусной "колбасе" – для перехвата волн и увеличения ширины лодки. После этого члены экипажа сами установили десять поперечных брусьев под легкую плетеную каюту, стояки для мостика и две пяты для тяжелой двойной мачты. "Ра-2" оказалась на три метра короче "Ра-1".

Основные характеристики "Ра-2": 12 м в длину, 5 м – в ширину, 2 м – в толщину. Каюта – длина 4 м, ширина 2,8 м. Парус – красное солнце (символ бога Солнца Ра) на белом полотнище.

Утром 17 мая 1970 г. "Ра‑2" вышла из марокканского города Сафи (Северная Африка) и направилась через Атлантический океан к берегам Южной Америки.

Экипаж "Ра-2" состоял из восьми человек: Тура Хейердала (Норвегия), Нормана Бейкера (США), Карло Маури (Италия), Кея Охары (Япония), Юрия Сенкевича (СССР), Жоржа Сориала (Египет), Сантьяго Хеновеса (Мексика), Мадани Аит Уханни (Марокко).

Хейердал намеренно подобрал экипаж, в котором было представлено большое разнообразие рас, национальностей, религий и политических мировоззрений, с тем чтобы продемонстрировать, что по меньшей мере на таком маленьком плавучем островке люди могут сотрудничать между собой и жить в мире.

9 июня 1970 года на 24 день плавания позади было 1229 морских миль, или 2276 км. Всё шло нормально, но стебли папируса стали вновь намокать.

Для устойчивости обрезали форштевень и прибавили "плавучести" корме.

39 день плавания сплошь состоял из радиоконтактов. "Ра II" пересёк 40-й меридиан.

С Барбадоса было вызвано судно. На "Ра II" подходили к концу запасы провизии. Встреча состоялась на 55 день пути, 10 июля 1970 года, в 19.00.

"Судно пришло, погода ничего, все счастливы. Полно еды, фруктов. Жорж хочет прыгнуть в воду, ночует не дома!"

Запасшись провиантом, "Ра II" двинулась к финишу.

"Ночью опять бросали плавучий якорь. Опять мы с Сантьяго воевали с проклятым парусом. Только вздохнёшь спокойно - приходит тучка, р-раз! - ветер меняется, сильный ветер, сильный дождь, вокруг грохочет, хлопает с курса сбились - провожал нас океан по первому разряду.

Назавтра открылось, что мы переборщили, слишком уклонились к югу и проходим мимо острова. Нужно поворачивать на север."

10 июля с мачты раздался крик Нормана Бейкера: "Земля! Земля по правому борту! "

"... Её увидел первым, кажется Норман. До того, как это произошло, мы заметили самолет, затем другой, третий... Потом появились катера. На горизонте, в дымке маячила тёмная полоска... И были крики "Земля!" на восьми языках, и маханья руками, и объятия, и команда "К парусу"."

Итак, "Ра II" за 57 дней прошёл 3270 миль и 12 июля 1970 года достиг Барбадоса.

Так, спустя 57 дней мореплаватели достигли берегов Барбадоса. Общая протяженность плавания составила 5 700 км. Успех экспедиции на "Ра-2" подтвердил гипотезу Тура Хейердала о возможности древних трансокеанских контактов. Кроме этого, экспедиция собрала образцы загрязнения океана и представила свой доклад в Организацию Объединенных Наций.

В настоящее время легендарная лодка "Ра-2" хранится в музее "Кон-Тики" в Осло. Музей этот частный и один из самых посещаемых. Помимо двух уникальных экспонатов – плота "Кон-Тики" и папирусной лодки "Ра-2", здесь выставлены также гигантская статуя с острова Пасхи и любопытная коллекция археологических находок из Перу и Полинезии.

Маршруты экспедиций "Ра I" и "Ра II"

Тур Хейердал "Древний человек и океан"

Ю. А. Сенкевич "На "Ра" через Атлантику"

Арнольд Якоби "Сеньор Кон-Тики"

"РА-1" терпит неудачу

Тур Хейердал, ставший известным всему миру после замечательного плавания на Кон-Тики, 25 мая 1969 г. вновь отправился в путешествие, полное приключений, на этот раз на папирусной лодке. На ее постройку пошло двести тысяч тонких связок стеблей папируса, соединенных пеньковыми веревками. Лодка весила 15 т, имела 15 м в длину и 5 в ширину.

Т. Хейердал задумал пересечь на лодке Атлантику от берегов Африки до Южной Америки и тем самым доказать, что еще более пяти тысяч лет тому назад этот путь могли пройти древние египтяне.

Однако научную ценность эксперимента Т. Хейердала многие ученые ставили под сомнение. Дело в том, что первоначально Ра, так назвали лодку в честь бога Солнца Древнего Египта, должна была быть деревянной с обшивкой, двуногой мачтой и парусом, т. е. такой же, как египетские суда начала третьего тысячелетия до нашей эры. Потом было решено строить лодку из стеблей папируса, но размеры ее избрали произвольно, стремясь достичь хорошей мореходности. Весло Ра принадлежало явно к более поздней эпохе. Впрочем, весло сломалось в первый же день плавания при отсутствии волнения.

Путешествие, которое было начато в марокканском порту Сафи, в первые недели проходило благополучно, без каких-либо происшествий. Команда Ра, состоявшая из семи человек, была обеспечена всем необходимым: тонна пресной воды хранилась в козьих мехах, мед — в глиняных амфорах 39 . В рацион питания входили финики и орехи, сушеное мясо.

Но Ра оказалась недостаточно прочной. Пройдя половину пути, Хейердал вынужден был дать сигнал «505», который приняла радиостанция французского о. Мартиника, лежащего в Атлантическом океане. Еще за несколько дней до этого с Ра передали на сопровождавшую яхту материалы научных исследований, кинопленки, зарисовки и приборы. Едва Т. Хейердал и его товарищи покинули лодку и перешли на борт подошедшего рыболовного траулера, как ее корма, впитавшая в себя очень много воды, разрушилась. Гибель Ра была предрешена.

В 1970 г. Т. Хейердал вновь предпринял попытку пересечь Атлантику на папирусной лодке. На этот раз смелое предприятие оказалось успешным. Ра-2, построенная четырьмя аймара — индейцами с озера Титикака, достигла берегов Южной Америки. В отличие от своей предшественницы основу конструкции Ра-2 составляли две большие и толстые связки папируса и несколько меньшая связка на дне лодки. При таком устройстве папирус намокал медленнее, чем на первой лодке, построенной из множества тонких связок.

Лодка "Ра-1", на которой Т. Хейердал намеревался переплыть Атлантический океан

39 Амфора (лат. amphora < гр. amphoresis) — большой узкогорлый сосуд с двумя ручками, предназначенный для хранения и перевозки вина, масла и других жидкостей.

Страниц: 1
Опубликовано: 10.10.16 | Просмотров: 557 | [ + ]   [ - ]   | Печать
 
 
© 2017 All right reserved Sail1.ru