Фото
Западная часть Финский залив
Западная часть Финский залив
Опросы
Чем вы занимаетесь?
Ваше хобби, бизнес, профессия
 Парусный спорт
 Судомоделизм
 Судомодельный спорт
 Судостроение
Голосовало : 300

Один под парусами вокруг света

Джошуа Слокам Spray
Ранним утром 16 июля 1896 года в Алии, столице Западного Самоа, островной страны, затерявшейся на юге Тихого океана, появился незнакомец: немолодой, высокий, худощавый. Парусиновая куртка, широкие брюки из того же материала, зюйдвестка, бронзовое обветренное лицо и размашистая, «валкая» походка выдавали в нем моряка. У первого встречного он спросил дорогу к дому писателя Роберта Луиса Стивенсона и направился в указанную сторону. Через час с небольшим он постучал в ворота каменной виллы, скрытой в роще тропических деревьев. Ворота открыла стройная красивая женщина. Незнакомец представился:

— Капитан Слокам из Нова-Скотии. Совершаю одиночное кругосветное плавание на шлюпе «Спрей».

Фанни Стивенсон, вдова знаменитого писателя, который скончался здесь два года назад, радушно приняла незваного гостя. Ей, близкому другу великого романиста, автора увлекательных книг о быстроходных парусниках, зарытых сокровищах, отважных людях и их приключениях, по душе пришелся моряк с далекой Нова-Скотии. Расставаясь с капитаном «Спрея», Фанни Стивенсон вручила ему четыре тома лоции Средиземного моря с дарственной надписью: «Капитану Слокаму. Эти книги читались и перечитывались моим мужем, и я уверена, что он был бы очень доволен их переходом во владение к одному из истинных мореплавателей, которых он любил больше всего на свете».

...Несколько лет назад мне довелось встретиться в Гринвиче с одним из самых выдающихся яхтсменов нашего времени, сэром Френсисом Чичестером. После осмотра его яхты «Джипси-Мот IV», которая поставлена на вечную стоянку в небольшом сухом доке рядом с клипером «Катти Сарк», я спросил старого капитана, как он оценивает плавание «Спрея».

«Кругосветное плавание «Спрея» принесло Слокаму мировую славу. Шлюп «Спрей» был первой в истории мореплавания яхтой, обогнувшей земной шар и управлявшейся одним человеком, ему удалось сделать это лучше других» — так сказал человек, повторивший уже в наше время подвиг Слокама.

Рассказ о плавании «Спрея» мы начнем с неудач его капитана, которые едва не привели Слокама к «кораблекрушению в море житейском».

В конце декабря 1887 года трехмачтовый барк «Акуиднек» под командованием капитана Джошуа Слокама налетевшим шквалом был сорван с якоря и выброшен на берег в бухте Паранагуа у берегов Бразилии. Команде судна вместе с капитаном удалось спастись, но барк настолько глубоко завяз в зыбучих песках прибрежных отмелей, что снять с мели его не представилось возможным. Оказии для возвращения на Нова-Скотию капитану барка, который совершал плавание с женой и двумя детьми, не представилось. Он решил воспользоваться своей самодельной лодкой типа каноэ, набор которой стоял на палубе «Акуиднека». Из обломков барка он сделал доски для обшивки каноэ и оснастил ее тремя невысокими мачтами с райковыми парусами. Семья Слокама, захватив наиболее ценное из спасенного имущества, отправилась в плавание по океану на север, к берегам Канады. Плавание протяженностью 5000 миль на каноэ, которую Слокам назвал «Либердаде» («Освобождение»), продолжалось почти год и закончилось в Нью-Йорке.

Потеряв свое судно, Слокам не смог поступить на морскую службу и оставался не у дел, хотя считался опытным капитаном. С морем он был знаком еще с детства, когда в 12 лет убежал из дома и нанялся поваренком на рыболовную шхуну. В двадцать пять лет он уже командовал торговой шхуной, а через год — трехмачтовым барком «Вашингтон», на котором совершил рейс в Австралию. В коммерческих начинаниях Слокаму никогда не везло: крахом закончилось предприятие с промыслом семги на Аляске, в трубу вылетели деньги, затраченные на строительство парохода среди джунглей на берегах Манильской бухты. Через какое-то время, заняв крупную сумму денег, Слокам стал одним из совладельцев парусного корабля «Северный Свет», потом купил небольшой и уже довольно старый барк «Акуиднек». И вот теперь, едва не оказавшись жертвой кораблекрушения, «морской волк» остался на берегу без корабля и работы.

В конце прошлого веха в Америке и Канаде множество прекрасных капитанов-парусников обивали пороги компаний в тщетных поисках работы: на морских и океанских трассах уже господствовали пароходы, требовавшие совсем иных знаний и умений.

Живя случайными заработками, Слокам писал книгу о путешествии своего семейства из Бразилии в Нью-Йорк. Он издал ее в 1894 году под названием «Плавание «Либердаде». Бывший судоводитель уже было нанялся плотником на судостроительную верфь, когда ему предложили купить за небольшую сумму старый корпус шлюпа «Спрей». Хозяин судна не скрыл, что на «Спрее» в течение почти ста лет ловили устриц, и подчеркнул, что он имел репутацию исключительно остойчивого судна, которому не страшны были никакие штормы. Построенный неизвестным корабелом, по-видимому талантливым и хорошо понимающим законы гидродинамики, «Спрей» оказался ценной находкой. Интуиция опытного моряка подсказала Слокаму, что шлюп, несмотря на возраст, — шедевр судостроения. Он купил «Спрей» и тут же энергично принялся за его восстановление. Кропотливо, шпангоут за шпангоутом, доска за доской, в течение тринадцати месяцев он перебирал корпус старого судна. Практически «Спрей» родился заново.

Восстанавливая шлюп, Слокам намеревался использовать его для рыболовства. Но он не преуспел и в этом деле. Его неудача как рыбака объясняется, по крайней мере частично... великолепными мореходными качествами «Спрея». Главное из них то, что при любом курсе относительно ветра судно не отклонялось от заданного направления. При устойчивом ветре и соответствующем расположении парусов и положении пера руля можно было в течение многих часов не прикасаться к штурвалу. Управляя «Спреем», капитан... забывал о рыбе. Да и вообще, у него не было ни малейшей склонности к рыболовству, он попросту не разбирался в этом деле. Он был моряком дальних плаваний...

Однажды, когда рыба вновь «не пошла» к Слокаму, он принял окончательное решение пуститься в плавание вокруг света в одиночку. Эту мысль навеяли ему любовь к морю, непоколебимое доверие к своему шлюпу и убеждение, что кругосветное плавание на малом судне с одним только человеком на борту — дело вполне возможное. Слокам не искал славы, но очень хотел доказать, что в душе людей, лишенных возможности заниматься любимым делом, дремлют огромные силы. Но такое грандиозное предприятие, как кругосветное плавание, к тому же одиночное, требовало тщательной подготовки и особенно денег. Их же у Слокама уже почти не было. Он заложил в ломбард свой несколько поврежденный хронометр и на полученные деньги купил шесть дубовых бочонков для пресной воды, немного провизии и простые штампованные настольные часы с помятым корпусом стоимостью в один доллар. Друзья-рыбаки подарили капитану сушеной трески, бочонок рыбьего жира, сети, гарпун, ящик краски, печку, рыбацкий фонарь и много других вещей, которые могли оказаться ему полезными в плавании.

7 мая 1895 года «Спрей» покинул Глостер и посетил несколько портов на атлантическом побережье Северной Америки, где его капитан окончательно подготовил свое судно к трудностям дальнего плавания. 2 июля «Спрей» вышел из Ярмута в Атлантический океан и со скоростью восьми узлов направился на восток к берегам Европы.

Первые дни в океане были одновременно первыми днями полного одиночества — совершенно новое ощущение для человека, привыкшего к многочисленному экипажу. Необычайно интересны записи Слокама, впервые подробно описавшего психическое состояние человека, в одиночку преодолевающего океанские просторы.

На тринадцатый день плавания в океане «Спрей» встретился с баркентиной «Ла Вагиза». Ее капитан бросил Слокаму конец, по которому переправил бутылку вина и свою визитную карточку, но, когда узнал, что тот путешествует в одиночестве, перекрестившись, поспешно скрылся в каюте.

После захода на Азорские острова и в Гибралтар «Спрей» снова направился в Атлантический океан и пошел вдоль африканского берега на юг. Через пару дней Слокам увидел устремившуюся за ним марокканскую пиратскую фелюгу. Началась бешеная гонка, в которой ставкой была жизнь. Обстоятельства складывались драматично. Ветер резко усилился, и, опасаясь потерять мачту, Слокам был вынужден зарифить паруса. Пираты приближались, расстояние между судами неумолимо сокращалось. Но тут огромная волна подхватила и подняла на свой гребень «Спрей». Прокатившийся по палубе водяной вал сорвал шкот, после резкого рывка грота у самой мачты сломался гик. Слокам быстро убрал паруса и бросился в каюту за ружьем, чтобы дорого продать свою жизнь. Но, вернувшись на палубу, он увидел, что той же волной снесло мачту и у фелюги. Пиратское судно беспомощно раскачивалось на волне. После этого капитан «Спрея» проложил курс на юго-запад и стал предусмотрительно держаться вдали от берега.

2 сентября Слокам миновал Канарские острова и благодаря сильным ветрам, дующим с африканского побережья, через несколько дней вошел в зону пассата. Пользуясь попутным ветром и теплой погодой, Слокам делил время между отдыхом и заботами о своем шлюпе. Он много читал и делал заметки для будущей книги, явившейся, по существу, первым подробным описанием одиночного плавания и отличным пособием для его последователей. Перечитывая книгу Слокама о его путешествии, мы убеждаемся, что он был не только превосходным навигатором, но и человеком большого интеллекта и поэтического воображения.

Переход из Атлантического в Тихий океан до сих пор считается труднейшим экзаменом искусства мореплавателя и пробным камнем мореходных качеств любого парусного судна и мужества его экипажа. Почти всегда суда, шедшие вокруг мыса Горн с востока, неделями и даже месяцами боролись со встречными ветрами и беснующимся океаном. Другой путь в Тихий океан был проложен со времен Магеллана через пролив, названный его именем. Для парусных судов он был столь же труден и опасен, как и путь вокруг мыса Горн, поскольку встречающиеся здесь узкости не давали возможности маневрировать, а встречные шквалистые ветры и сильные течения грозили выбросить судно на прибрежные скалы.

Слокам сначала полагал обогнуть Горн. Чтобы противостоять бурной погоде в этих опасных водах, он заблаговременно изменил парусное вооружение «Спрея»: добавив укрепленную за гакобортом на выносных опорах вторую мачту, переделал, таким образом, шлюп в иол. У входа в Магелланов пролив мореплаватель встретил такой сильный юго-западный шторм, что вынужден был отказаться от попытки пробиться к югу. Поэтому он направился в Магелланов пролив и благополучно прошел его.

Однако сразу же после выхода из пролива в Тихий океан встречное течение и необычайно сильный шторм снесли «Спрей» к югу — чуть ли не до самого мыса Горн. Слокаму посчастливилось найти проход между островами архипелага Огненной Земли и, минуя рифы и скалистые берега, пробраться с юга через пропив Кокберн в среднюю часть Магелланова пролива. В результате иол оказался на том месте, которое покинул несколько недель назад.

Наконец, миновав опасный район, Слокам проложил курс на остров Хуан-Фернаидос, где в 1704—1709 годах отбывал наказание английский моряк Александр Селкирк, приключения которого натолкнули Дефо на мысль создать образ знаменитого Робинзона Крузо.

Распростившись с гостеприимным островом, Слокам в течение 72 суток шел по Тихому океану, никуда не заходя по пути и не отклоняясь от намеченного маршрута, к островам Самоа.

20 августа 1896 года «Спрей» вновь поднял паруса и направился из Апии на запад к берегам Австралии. Миновав острова Хорн, Фиджи и Новая Каледония, «Спрей» прошел вдоль восточного побережья Австралии и достиг Ньюкасла. Потом, после двухмесячной стоянки в Сиднее, во время которой яхта была приведена в полный порядок, «Спрей» направился в Бассов пролив. После посещения Мельбурна Слокам повернул свое судно обратно и, зайдя по пути на Тасманию, направился вдоль Австралийского континента на северо-запад, к Торресову проливу. Преодолевая трудный участок пути вдоль Большого Барьерного рифа, «Спрей» посетил несколько портов, где его капитан выступал с платными лекциями для пополнения своей скромной кассы.

Потом Слокам прибыл на Кокосовые острова. Об этом переходе он писал: «За двадцать три дня плавания я провел за рулем в общей сложности около трех часов, включая время, потраченное на подход к Кокосовым островам».

Расстояние до острова Родригес было покрыто еще за две недели. На Маврикии Слокам, пережидая зимние штормы, свирепствовавшие в это время года у мыса Доброй Надежды, выступал с лекциями и знакомился с достопримечательностями.

После краткого пребывания на острове Святой Елены и захода на остров Вознесения, 8 мая 1898 года, по пути в Вест-Индию, «Спрей» пересек курс, которым 2 ноября 1895 года следовал из Гибралтара в Пернамбуку. Таким образом, после 31 месяца и 6 дней плавания Слокам замкнул круг, которым он опоясал в своем плавании земной шар.

Проходят дни и ночи, миля за милей остается за кормой «Спрея». Слокам с триумфом ведет свое доблестное судно домой. Теперь, где бы ни появился «Спрей», его узнают сразу, ему салютуют военные корабли, поздравляют рыбаки.

14 мая близ устья Амазонки Слокам увидел американский броненосец «Орегон», который спрашивал его сигналами международного трехфлажного кода: «Нет ли поблизости военных кораблей!» Над тремя флагами сигнала развевался испанский флаг, чтобы было ясно, о каком враге идет речь. Так Слокам узнал о вспыхнувшей испано-американской войне. Капитан «Спрея» ответил, что никаких кораблей он не видел, и с присущим ему юмором поднял на мачте шлюпа флаги, означавшие: «Давайте в целях взаимной защиты держаться вместе».

25 июня, севернее мыса Гаттерас, на траверзе острова Файр, Слокам попал в жесточайший шторм, страшнейший из всех ураганов, встреченных им за время всего путешествия. Выносливый «Спрей» и на этот раз благополучно отстоялся на плавучем якоре. 9 июля 1898 года после полуночи «Спрей» остановился в той же самой точке, откуда три года, два месяца и два дня назад начал свое удивительное плавание, пройдя под парусами 46 тысяч миль.

Шлюп по окончании кругосветного плавания находился в столь же хорошем, если не лучшем, состоянии, чем перед его началом. Его корпус никогда не пропускал ни капли воды.

В чем же крылся секрет столь выдающегося успеха мореплавателя-одиночки? На этот вопрос ответ мы находим в его же книге:

«Чтобы в чем-либо преуспеть, надо хорошо понимать дело, за которое берешься, и быть готовым к любой случайности. И теперь, когда я смотрю на свои скромные достижения, то вижу перед собой только незамысловатый набор плотницкого инструмента, жестяные часы и горсть обойных гвоздей — вот как будто все, что потребовалось для осуществления моей затеи. Но нет, это не все! Ведь были же многие годы учения, когда я усердно познавал Нептуновы законы. Этим законам я следовал на протяжении всего плавания. И в этом заключалось главное».

Великий мореплаватель еще раз, в 1909 году, уже в возрасте 65 лет, отправился на «Спрее» во второе океанское плавание. Но до сих пор никто не знает точно, какими были его намерения. Последний человек, встретивший Слокама в море, на вопрос, куда он направляется, получил ответ: «В далекие края». С тех пор его больше не видел никто. «Спрей» и Слокам вместе погибли в море, вероятнее всего ночью, под форштевнем налетевшего на них парохода.

Мир никогда не забудет бесстрашного Джошуа Слокама. Он и его «Спрей» обрели бессмертие. Они продолжают плавать и будут плавать до тех пор, пока люди будут читать задушевную и бесхитростную книгу Джошуа Слокама «Один под парусами вокруг света».

ЛЕВ СКРЯГИН

"Моделист-Конструктор" 1981, №3

ПЕРВОЕ КРУГОСВЕТНОЕ ПЛАВАНИЕ ДЖОШУА СЛОКАМА НА «СПРЕЕ»:

1 — Глостер, 2 — Азорские острова, 3 — Гибралтар, 4 — Канарские острова, 5 — Острова Зеленого Мыса, 6 — Пернамбуку, 7 — Рио-де-Жанейро, 8 — Монтевидео, 9 — залив Сан-Хорхе, 10 — Магелланов пролив, 11 — остров Хуан-Фернандес, 12 — Маркизские острова, 13 — острова Самоа, 14 — острова Фиджи, 15 — остров Новая Каледония, 16 — Ньюкасл, 17 — Сидней, 18 — Мельбурн, 19 — Бассов пролив, 20 — остров Тасмания, 21 — Торресов пролив, 22 — Арафурское море, 23 — Кокосовые острова, 24 — остров Родригес, 25 — остров Маврикий, 26 — Дурбан, 27 — мыс Доброй Надежды, 28 — остров Святой Елены, 29 — остров Вознесения, 30 — остров Фернандо-ди-Норонья, 31 — остров Тринидад, 32 — остров Доминика, 33 — Фэрхейвен.

ОСНОВНЫЕ ДАННЫЕ ЯХТЫ КАПИТАНА ДЖОШУА СЛОКАМА:

Главные размерения, м:
длина габаритная — 19,25
длина наибольшая — 12,49
длина по КВЛ — 10,35
ширина наибольшая — 4,71
осадка — 1,27
Водоизмещение, т — 16,36
Площадь парусов, м² — 94,0

Яхта «Спрей»: 1 — бушприт, 2 — грот-мачта, 3 — бизань-мачта, 4 — брашпиль, 5 — кофель-нагельная планка, 6 — носовая каюта, 7 — кормовая каюта, 8 — сходной трап, 9 — штурвал, 10 — тузик, 11 — помпа, 12 — бочки с пресной водой, 13 — камбузная труба.

Яхта «Спрей». Парусное вооружение: 1 - кливер, 2 - стаксель, 3 - грот, 4 - бизань.

Joshua Slocum - Sailing Alone Around the World

Страниц: 1
Опубликовано: 17.04.13 | Просмотров: 2593 | [ + ]   [ - ]   | Печать
 
 
© 2017 All right reserved Sail1.ru